Человек и его возможности

Из всего, что было сказано выше, следует: то, в каком экологическом мире человек будет жить, зависит от того, какими свойствами он обладает. А свои свойства человек сам в силах изменить. Все зависит от него. Ведь мир — это совокупность возможностей. А возможности определяются одновременно свойствами предметов и человеческими свойствами. Если, например, в вузе набирается группа студентов - знатоков английского языка для участия в олимпиаде в Лондоне, а Вася Иванов английского языка не знает, то он сам автоматически лишает себя возможности посетить Туманный Альбион. И в его экологическом мире Великобритания останется страной из книг и телевизора, а английская речь так и будет восприниматься как череда Человек и его возможности невнятных и непонятных звуков.
Изменяя свои свойства (увеличивая знания, формируя новые умения, развивая личностные качества и т. п.), человек расширяет свои возможности, а значит — и раздвигает пространства своего уникального экологического мира! Как заметил Карл Ясперс, «если я жду от изменения обстоятельств того, чем я могу быть из самого себя, я предаю собственные возможности» (1991, с. 400).
Можно утверждать, что сам человек и его экологический мир образуют нерасторжимое единство — они взаимодополнительны. Это означает, что, с одной стороны, любое изменение в окружении приводит к тем или иным изменениям в человеке, но, с другой стороны, любое изменение в человеке приводит к Человек и его возможности изменениям во внешнем окружении.
Тогда получается, что любые проблемы в жизни человека по своей сути являются результатом недостатка необходимых возможностей. А значит, чтобы справиться с проблемами, нужно создать новые возможности.
Как же могут возникать новые возможности? Откуда они возьмутся? Да все просто! Раз для появления новых возможностей наши свойства должны стать взаимодополнительны свойствам объектов окружающей действительности, то тут, очевидно, существуют два пути: 1) изменение свойств окружающих объектов таким образом, чтобы полученные свойства оказались взаимодополнительными уже имеющимся свойствам человека; 2) изменение свойств человека таким образом, чтобы они оказались взаимодополнительными имеющимся свойствам внешних объектов.
Проще говоря, нужно либо изменить мир, либо измениться самим Человек и его возможности. В каждом конкретном случае остается решить, что сделать легче. Этот вопрос встает особенно остро, если в качестве внешних объектов выступают другие люди. А между прочим, еще Дейл Карнеги остроумно и очень точно заметил: «Если хотите изменить людей, начните с себя — это и проще, и безопасней».
Так что подлинный субъект должен быть нацелен, прежде всего, на изменение самого себя. Тем более что бывает, обстоятельства складываются так, что мы ничего с ними поделать не можем. Это, конечно

же, вовсе не означает, что нужно мимикрировать, как хамелеон, и проявлять такую гибкость, которая граничит с потерей своего Я.
У Андрея Макаревича в одной из песен звучат слова Человек и его возможности о том, что «не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас». Воображение рисует образ супермена, под мощными руками которого с треском прогибается и стонет все вокруг... Думается все-таки, что настоящая субъектная позиция заключается не только в том, чтобы самому не прогибаться, но и в том, чтобы мир не прогибать, а строить, делая его более гармоничным и соответствующим (дополнительным) нашим свойствам.
Отсюда следует один важный практический вывод. Для того чтобы человек оказался способным решать свои проблемы, вовсе не обязательно искать события, послужившие причиной сегодняшней ситуации, выстраивать какую-то стратегию поведения в сложившихся обстоятельствах Человек и его возможности и т. д., и т. п. достаточно сделать так, чтобы изменились какие-то из его свойств, и проблема исчезнет автоматически, поскольку возникнет недостающая взаимодополнительность с миром!
Различия наших возможностей обусловливают непохожесть наших экологических миров и приводят порой людей к непониманию друг друга. Давным-давно такая ситуация была описана в буддийской притче о слепце.



В одной деревне Будде показали слепого и сказали, что он не верит в существование света. Он доказывает всем, что света не существует: «Если свет существует, дайте мне потрогать его, я узнаю вещи через осязание. Или дайте мне попробовать его на вкус, или понюхать. Ударьте по Человек и его возможности нему, как вы бьете в барабан, тогда я услышу, как он звучит».
— Слепой прав, — сказал Будда. — Для него свет не существует. Почему он должен верить в него? Истина в том, что его нужно отвести к врачу, а не убеждать.
Будда позвал своего личного врача, который всегда сопровождал его.
— А как же спор? — спросил слепец.
— Подожди, пусть врач осмотрит твои глаза.
Врач осмотрел его глаза и сказал:
— Ничего особенного. Понадобится самое большее полгода, чтобы вылечить его.
Будда попросил врача вылечить этого человека, а потом привести к нему. Через полгода бывший слепой пришел со слезами радости на глазах, танцуя.
Теперь можно поспорить Человек и его возможности, — сказал Будда. — Раньше мы жили в разных измерениях, и спор был невозможен.

Экологический мир и его характеристики
Так что же представляет собой экологический мир?
Слово «экологический» всем известно и обычно используется в контексте рассуждений о необходимости защиты окружающей среды. Но у него есть и другое — более широкое — значение.
Слово «экология» состоит из двух частей: ойкос и логос.
Logos в переводе с греческого означает «слово, мысль, разум, закон». Содержание этого понятия настолько глубоко, что очень непросто передать его полностью. Можно сказать, что, с одной стороны, Logos как слово, мысль, деятельность человеческого разума — это процесс осмысления. Но осмыслить — это значит отделить одно Человек и его возможности от другого, выявить отличия, понять, назвать. Иначе говоря, дать всему собственное Имя. Процесс наречения, придания Имени является чрезвычайно важным и наполненным тайной. Ведь он связан со сложнейшими вопросами: в чем смысл человеческого существования и является ли сам процесс познания смыслом бытия? Удастся ли человеку приблизиться к раскрытию сокровенных тайн, скрытых за внешней формой вещей предметного мира, и явлений собственного внутреннего мира?
По сути, знание «настоящих имен» всех материальных (и нематериальных, кстати, тоже) вещей, существующих в мире, доступно только Богу («Вначале было слово =Logos»). Человек, способный добраться до сокровенного — имени всех и вся, и до своего собственного имени — становится Человек и его возможности подобным Богу. Богу самопознающему. Понимание этого объясняет сакральный смысл многозначности и многообразия имен предметов и людей во многих культурах и непознаваемости Божественного Имени.
Однако следует отметить, что осмысление как придание Имени — это не просто навешивание на все окружающее «бирочек» с названиями. На самом деле через этот процесс человек в процессе взаимодействия с миром выявляет собственные уникальные особенности и активно «продолжает» себя, свою сущность во всем окружающем.
Поэтому и такие разные названия дают люди одним и тем же, предметам. Мобильный телефон — это и «болталка», и игрушка, и «клевая вещь», и «странный предмет, которым можно раскалывать орехи», и, наверное, многое другое.
Таким образом Человек и его возможности, логос — это первая базовая характеристика экологического мира. Логос есть процесс и результат активной реализации человеком себя в окружающем мире через познание и осмысление. В ходе этого действительность обретает свою уникальность, то есть Имя.
Оikos — еще одна часть слова «экология» — в переводе с греческого означает «дом, родина, местопребывание». Дом здесь — это не конкретное здание или квартира. Дом понимается в этом случае в широком смысле.
Лет двадцать назад очень известна была песня, в которой были такие строчки:
С чего начинается Родина?
С картинки втвоем букваре,
С хороших иверных товарищей,
Живущих в соседнем дворе...
Родина, дом часто связаны не просто с Человек и его возможности конкретным местом, это скорее отраженное в самых разных образах переживание своего единства с окружающим миром. Не зря, наверное, популярны были в те же годы и другие строчки: «Мой адрес — не дом и не улица, мой адрес — Советский Союз».
Впрочем, кто-то может ограничивать пространство своего ойкоса-дома маленьким столом в уголке квартиры. Кто-то — принадлежащим ему особняком («мой дом — моя крепость»). Кто-то включает в это пространство населенный пункт, где он живет («мой город меня обнимает за плечи...»). Да и высказывание типа: «Планета — наш общий дом» — это все-таки больше, чем лозунговая метафора. Ведь наше время, предоставляющее очень многим людям возможности Человек и его возможности свободных путешествий в любую точку Земли, породило понятие «гражданин мира» (что, конечно же, не отменяет вечного понятия патриотизма).
Дом — это место, которое человек ощущает своим и которое он обычно старается сделать для себя удобным, облагородить, украсить (помните, у Антуана де Сент-Экзюпери в «Маленьком Принце»:
«Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету»?). Но ойкос — это все же не синоним слова «дом», понимаемого как место, где «что хочу, то и ворочу». Нельзя стать единственным и исключительным собственником ойкоса и устраивать мир по собственному разумению, наплевав на мнение других. В понятии ойкос отражается Человек и его возможности, прежде всего, способность к преобразованию мира, переживаемого как принятого мной и принявшего меня. Делая мой «дом» удобным для себя, я не просто должен постараться не ущемить возможности других, но я ответственен за все, что происходит в этом «доме». В каждом предмете, в каждой частичке этого «дома» я отражаю самого себя (а каждому, наверное, хочется, чтобы его отражение было привлекательным?).
Таким образом, в элементе оikos зафиксирована вторая базовая характеристика экологического мира. Ойкос есть результат и процесс встречи человека с миром, когда во всем присутствующем человеку открывается он сам, когда он ощущает максимальное со-присутствие с окружающим, дающее ему способность к Человек и его возможности преобразованию.
И наконец, слово «мир». Известно ли вам, что до начала двадцатого века в русском языке существовало два слова, звучавших так же, но разных по написанию и значению? Было слово «мир» как состояние, противоположное войне, и слово «мiръ» как то, что вообще окружает человека. Как объяснял в своем словаре В.И. Даль (1994, с. 862—863): «Вселенная; одна из земель вселенной; наша земля, земной шар, свет; все люди, весь свет, род человеческий; община, общество крестьян; сходка». Между прочим, великое произведение АН. Толстого называлось не «Война и мир», а именно «Война и мiръ».
В понятии «экологический мир» слово «мир» употреблено также Человек и его возможности именно во втором значении.
Таким образом, в элементе «»мiръ» зафиксирована третья базовая характеристика экологического мира: он представляет собой нерасторжимое единство физического и социального окружения данного человека — единство, в котором отражается отношение человека к окружающему.
Итак, в понятии «экологический мир» мы выделили три характеристики, которые связаны с такими субъективными психологическими явлениями, как осмысление (логос), отношение (мiръ) и преобразование

(ойкос).


documentavhxtgz.html
documentavhyarh.html
documentavhyibp.html
documentavhyplx.html
documentavhywwf.html
Документ Человек и его возможности